Клуб История Руководство Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команда Оcновная / Игроки Тренерский штаб Турнирная таблица Расписание Школы СШОР «Юность Москвы – Торпедо» СШ ФК «Торпедо Москва» Новости Команда Болельщики Интервью Школа Ветераны Пресса Клуб Блоги Медиа Фото Видео Печать Стадион
Билеты Магазин атрибутики Аккредитация
«ДЕД ЛЮБИЛ ФУТБОЛИСТОВ, КАК СВОИХ ВНУКОВ». ВОСПОМИНАНИЯ О ВИКТОРЕ АЛЕКСАНДРОВИЧЕ МАСЛОВЕ
27.04.2020 / Ветераны

27 апреля исполняется 110 лет со дня рождения легендарного тренера «Торпедо» Виктора Александровича Маслова. Накануне значимой даты мы пообщались с теми, кто лично знал Деда, как называли Виктора Александровича футболисты и болельщики, и узнали, каким им запомнился этот человек.

Анатолий Соловьев, полузащитник и защитник «Торпедо» в 1971-1974 и 1981-1985 годах:

Соловьев.jpg

Виктор Александрович был моим первым тренером. Его все очень уважали в команде, мы звали его Дед, потому что он был, как отец, всем, кто в то время был в «Торпедо». Он с пониманием относился ко всем вопросам, а c тренерской точки зрения Виктор Александрович был одним из лучших в нашем футболе. Впечатления от работы только положительные: как у детей остаются теплые воспоминания о своих родителях, так и у меня о нем.

Могу рассказать две истории. В 1972 году мы готовились к международному турниру в Германии по мини-футболу. Виктор Александрович посчитал, что нужно ехать на сборы в Адлер, ведь в Москве была не очень хорошая погода. Мы отправились на юг, много тренировались, причем наши занятия собирали немало зрителей. В одну из таких тренировок Маслов покрикивал на нас с бровки, к нему подошла женщина и говорит: «Почему вы на них кричите? Вы сами хоть раз в жизни играли в футбол?». А он развернулся к ней и ответил: «Были и мы рысаками когда-то» (улыбается).

Еще один эпизод: в 1972 году мы стали обладателями Кубка СССР, но вот в Первенстве дела у нас шли неважно, мы занимали место в конце турнирной таблицы. А тут на нашей базе в Мячково появился новый повар. И вот сидим мы вечером в столовой, туда заходит Виктор Александрович и видит такую картину: его футболисты уминают пирожки. Он отправляется на кухню, оттуда доносится ругань, которая продолжается не менее десяти минут, а затем возвращается к нам и констатирует: «Команда звезд, и на кухне звезда объявилась. Выгнать его, чтобы я этого человека больше не видел». Так, начальнику команды снова пришлось искать нам повара.

Анатолий Дегтерев, полузащитник и нападающий «Торпедо» в 1967 – 1977 годах:

Дегтерев.jpg

Виктор Александрович был прекрасным психологом и педагогом. У меня с ним связана своя история. Я с 17-ти лет в «Торпедо», и в 1968 году постепенно стал привлекаться к тренировкам и играм основного состава. В 1970 году я уже был твердым футболистом главной команды, провел много матчей, и тут приходит Маслов. Для нас всех он был фигурой, историей, большой личностью в советском футболе. И первым делом он отправляет в дубль молодежь – Вадика Никонова, меня. Начальник команды Юрий Васильевич Золотов пытался обратить его внимание на нас, Виктор Александрович действительно приходил на все матчи дубля, а затем вынес жесткий вердикт: «Вам до основного состава как до Луны». Мы подумали: «Все, нужно собирать манатки», ведь нам всего 20 лет и очень хочется играть. Эта история получила продолжение в Адлере, где мы были на сборах больше 50 дней. Представляете, 13 января выехали, 8 марта вернулись в Москву! И вот на одной из тренировок Виктор Александрович крикнул Валентину Козьмичу Иванову: «Валя, убери их». А далее последовало крепкое словцо (смеется). У меня руки затряслись, думаю, ну, точно все! А Вадик Никонов был более уверенным по характеру человеком и сказал мне: «Ладно, сейчас вернемся в Москву и будем выходить на поле». И в мае Маслов пришел к выводу, что нужно дать доиграть Чумакову, Ленёву, другим футболистам, но при этом подтягивать в состав молодых ребят. Дублем у нас была поездка в Германию на турнир, в котором мы разбили соперников в пух и прах. После него меня, Валеру Абрамова и Сашку Чумакова вызвали в Москву: дали два дня на возвращение, заказали отдельный самолет, пригнали торпедовский автобус. Я бросил дома сумку и отправился на базу. Виктор Александрович посмотрел на нас и сказал: «Ну ладно, иностранцы, давайте на тренировку». К июлю я, Юрка Миронов, Вадик Никонов, Юрка Смирнов стали у него играть, и два с половиной года я жил, как счастливый ребенок. Я и Никонов были у него любимчиками, и многие ему благодарны. Потому что если он поверил в человека, то даст играть. Некоторые тренеры ставили меня в состав, только если я находился на пике формы, а Виктор Александрович, он – другой: при нем в 1972 году я провел 30 матчей без замен. Даже, видя, что ты «подсаживаешься», и он с тобой мучается, и ты мучаешься, но быстрее из этого состояния выходишь, чтобы доказать свою состоятельность этому человеку.

Наша последняя встреча произошла в его квартире. А когда мы летели в Румынию, наш администратор Георгий Валентинович Каменский сказал: «Деду совсем плохо». Он пошел в больницу, и оказалось, что у него онкология.

Для меня Виктор Александрович был просто сказочным человеком, счастье, что удалось поработать с ним и показать результат после великих поколений торпедовцев.

Анатолий Прояев, врач команды с 1972 по 2008 и с 2010 (январь) по 2011 (август) годы:

Прояев.jpg

Виктор Александрович был моим первым футбольным учителем. Он был сложным человеком со своим характером, со своим видением. Когда я пришел в команду, он уже неоднократно выигрывал чемпионат СССР, побеждал в Кубке страны. Мое становление при нем было довольно тяжелым: представьте себе, я – молодой доктор, недавно окончил институт, а мне говорят: «Анатолий Семенович, вы не так делаете». Это касалось, например, того, как восстанавливать игроков после ушибов, как бороться с отеками мышечных тканей. Благодаря ему я научился выдержке в работе с футболистами, потому что прочитать об этом невозможно (улыбается). Виктор Александрович был очень требовательным, и это правильно, ведь в футболе не бывает мелочей. Вспоминается история, как в 1973 году мы стали тестировать игроков на определение функционального состояния. Сотрудники института нам говорили: «Вы тренируете одну функцию – дыхание, а специальную выносливость и скоростно-силовую – нет. Вы готовите лыжников». После этих слов у Виктора Александровича появилось чувство невероятной жалости, патологической любви к своим футболистам. Он стал переживать, как бы их не загнать, и начал сбавлять нагрузки. А когда спортсмены видят, что к ним снижают требования, то порой ведут себя не совсем профессионально. Так, когда мы прилетели из турне по Америке и Канаде, мы должны были ехать в Ленинград на матч с «Зенитом». И половина игроков просто не приехали к поезду. Конечно, нельзя сбрасывать со счетов и тяжелый перелет из Нью-Йорка в Москву с пересадкой в Лондоне, но, можно сказать, эти люди его просто «сдали», ведь команда боролась за право остаться в высшей лиге. И это предрешило его судьбу, по приезде его сняли с работы.

К сожалению, под руководством Маслова я проработал всего один год, но мы поддерживали общение и после того, как его убрали из «Торпедо». Он попросил ему помочь подписаться на журнал «Америка». Даже случилось так, что он позвал меня с собой на обследование, по итогам которого и стало известно об онкологии. Мы, конечно, ничего ему не говорили, но Виктор Александрович сам все чувствовал. Я его очень любил, и работа с ним стала ярким этапом в моей жизни.

Лидия Иванова, жена легендарного футболиста и тренера «Торпедо» Валентина Козьмича Иванова:

Иванова.jpg

Виктор Александрович Маслов – глыба советского футбола, вмещающая в себя звание настоящего тренера, авторитетного человека, лидера и мужчины. Только погрузившись в футбол, я поняла, насколько тренерство - сложный и неблагодарный труд, ведь ты работаешь с молодыми, сильными и энергичными ребятами. Конечно, если говорить о профессиональном спорте, то в нем зачастую больше жертв, чем счастья. В чем жертвы? В первую очередь, это каждодневная физическая работа, тем более, применительно к футболу, это постоянное нахождение на базе и сборах. За три дня до игры они собирались вместе, находились вдали от дома, своих близких. Оказывается, и в таких условиях они все равно искали выход, как-то изощрялись, и, как мне представляется, от такого человека, как Виктор Александрович, было тяжело удрать. Было достаточно одного его взгляда, чтобы все поняли, как не нужно себя вести.

Мы часто проводили вместе отпуск, еще когда Валентин Козьмич был действующим футболистом. И я, будучи совсем молодой девчонкой, узнала очень многое о футбольном мире от его жены Екатерины Федоровны. Вечерами мы вместе проводили время, и я видела, как Валентин относился к Виктору Александровичу. Он утопал в его взгляде, рассказывая о чем-то, даже копировал его тональности и жесты. Помню, что когда Виктор Александрович был уже сильно болен, то позвонил Вале и попросил приехать к нему в квартиру. Он, конечно же, поехал, они налили по рюмочке и поговорили по душам. Виктор Александрович невольно передавал ему эстафету. Когда Валя рассказывал о нем, я ловила каждое слово, понимая, насколько он ему дорог. Муж называл его и тренером, и Батей, и Дедом. Это же было послевоенное время, многие не имели полноценных семей, и Валя тоже рос без отца. Поэтому для многих ребят Виктор Александрович его заменил.

Даже перейдя на работу в киевское «Динамо», он поднял этот коллектив до больших высот, трижды завоевав золотые медали и два раза приведя к победе в Кубке страны. Наши ребята безумно ревновали, обижались, что Виктора Александровича не удержали в «Торпедо». Я знаю, что в Киеве его очень любили и уважали, и как-то приехав туда на игру, я увидела переполненный стадион, который скандировал фамилию Маслова.

Он очень хорошо и по-отечески ко мне относился. Как-то мы встретились в лондонском аэропорту: я летела со своих соревнований, и «Торпедо» возвращалось с какого-то матча, но Вали с командой не было, в это время он находился в сборной СССР. Рейс сильно задерживали, поскольку разыскивали сбежавшего артиста балета Рудольфа Нуреева. А я очень хотела есть. Он спросил у ребят, есть ли у кого-то продукты, принес яблочко, в тот момент я готова была его расцеловать (улыбается). А Виктор Александрович заметил: «Видишь, какие у нас есть уроды». Он очень любил нашу страну, и поступок Нуреева был для него немыслимым.

Еще одна история произошла в Москве в 1957 году. После завершения одного из матчей я в толпе болельщиков и поклонниц ждала Валю у клубного автобуса. Он вышел, я очень робко поднялась за ним и скромно присела на первое кресло. Валя нежно меня выдернул: «Стоп, тут сидит Виктор Александрович». Маслов это заметил и сказал: «Давай, садись со мной, только к окошку». Я, конечно, выпрямилась, чтобы меня увидели все девчоночки, бесконечные спутницы футболистов (смеется). Валя потом заметил, что ранее он никому из женщин не разрешал заходить в автобус, я стала первой. Значит, чем-то я уже отличалась от всех поклонниц (улыбается).

В завершении хочу заметить (и, думаю, футбольные люди со мной согласятся) Виктор Александрович был избранным из избранных во всех вопросах!

Вадим Никонов, нападающий «Торпедо» в 1966-1975 и 1977-1978 годах:

Никонов.jpg

Виктор Александрович – мой учитель во всем: и в жизни, и в тренерской работе, и в том, как нужно воспитывать футболистов. Мы близки были, как дед с внуком. Вот вы сейчас спросили о нем, и у нас с женой даже слезу пробило. Он – наш крестный отец. Первое, что он сделал, когда пришел из киевского «Динамо» в «Торпедо» - отправил меня в дубль и держал там два месяца. А почему, он потом объяснил: я не сломался и в дубле стал забивать в каждой игре. Затем он выпустил меня в основном составе против киевского «Динамо», потом еще с кем-то, и впоследствии я стал для него незаменимым человеком, хотя очень много ему докучал. Он привнес в футбол много нового, не только в игровом плане, но и в человеческом: он учил, как общаться с футболистами и говорил, что главное – чтобы команда поверила в тренера, а тренер - в команду.

Бывало, я согрешил, выпил, он подходит и замечает: «Вадик, тебе не нужно сейчас тренироваться. Больше так не делай, а в ближайшей игре доказывай – кто ты есть». Он не руководил, он управлял. После одной из игр 1972 года мы с Анатолием Дегтеревым сидели в холодном бассейне, думали, он нас отругает, а он сказал: «Это вы правильно сделали». Он все чувствовал, и жена, Екатерина Федоровна была ему под стать. Знаете, чем она занималась? Хоккеем с мячом! Играла с великими, в частности, с первой хоккеисткой, удостоившейся звания заслуженного мастера спорта СССР Верой Прокофьевой.

Виктор Александрович выпестовал Стрельцова и Воронина. Это – патриарх, хотя он мог пойти на такую глупость! Мы были в Мюнхене, и Виктор Максимович Банников предложил Маслову нас посмешить. Мы жили в общежитии, где они отыскали женский парик, и Банников попросил Деда его надеть. Стоим, ждем автобус, чтобы поехать за покупками, выходит Виктор Максимович и представляет нам: «Приехал кардинал Ришелье», а следом за ним появляется Маслов. Можете себе представить, все упали (смеется).

Виктора Александровича многие обижали, даже, можно сказать, уничтожали. На что он мне говорил: «Хочешь быть тренером – привыкай. В качестве кого тебе не довелось бы работать, делай это хорошо, люби ребят». В этом вся сущность Деда, а дедушки очень любят своих внучков.

Если резюмировать, для меня это и отец родной, и тренер, и футболистом бы он был великим, если бы не война. Он играл на позиции опорного хава, который все высекал и никого не прощал.
Вспомнил еще одну историю. Долгое время мы жили по соседству, и я ходил к нему смотреть телевизор. Под него в отсутствии Екатерины Федоровны мы позволяли себе рюмку коньяку, а курить супруга ему не разрешала. И вот раздается звонок в дверь, и Виктор Александрович меня предупреждает: «Так, ты курил, а я нет». А моей жене Татьяне он говорил: «Купи мужу телевизор, иначе будет плохо, иначе он будет уходить к другим» (смеется).

Он нам и квартиру дал, и это было не связано с тем, что у нас были проблемы в семье, а просто принес нам ключи и сказал: «Живите». Он был знаком с великими людьми, но одно время его не уважали спорткомитет и партком, не уважал директор завода. А нам он говорил: «Я – ваш цех, и буду решать все ваши вопросы».

«А меня он любил как стюардессу», - добавила жена Вадима Станиславовича Татьяна, которая в свое время летала в правительственном авиаотряде.

Фото
Наши партнеры
Партнеры Олимп - Первенства ФНЛ