Клуб История Руководство Сотрудники клуба Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команды Торпедо Торпедо-2 «Торпедо» U-19 Школы Академия ФК «Торпедо Москва» СШОР «Юность Москвы – Торпедо» Новости Академия ФК «Торпедо Москва» Блоги Болельщики Ветераны Интервью Клуб Команда Пресса Торпедо-2 Школа «Ю. М. - Торпедо» Торпедо ТВ ФОК «Торпедо» Школа борьбы Школа бокса Игровой зал Новости
Билеты и абонементы Магазин атрибутики Аккредитация
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ СЕРГЕЯ МЕНЖИНСКОГО «СПОРТ-ЭКСПРЕССУ»
24.06.2022 / Интервью

«Бородюк сказал: закончим сезон на первом месте»

— Как вы попали в большой футбол и «Торпедо»?
— Всю жизнь занимался финансовыми вопросами. Начинал с банков, долгое время был руководителем «Национального стандарта». Потом расширил область деятельности — перешел в группу компаний «Регион», где сейчас являюсь председателем совета директоров. Также занимался финансовыми и страховыми компаниями, негосударственными пенсионными фондами. Затем «Торпедо» попало в обойму тех компаний, с которыми мы работаем, а год назад в клубе освободилось место председателя совета директоров. У нас было немного желающих пробовать себя в новой отрасли, а я решился. Интересно было применить свои знания в спортивной среде.

— До этого вообще не были связаны с футболом?
— Только в детстве занимался. Я родился в городе Егорьевске, сыграл пару матчей в чемпионате Московской области за команду «Текстильщик». Потом переключился на легкую атлетику. Болельщиком какого-то клуба не являюсь, просто всегда любил смотреть хороший футбол.

— У всех ощущение, что главный человек в «Торпедо» — Роман Авдеев. Как у вас распределены роли?
— У «Торпедо» на данный момент два основных акционера — Роман Авдеев и менее публичный Сергей Судариков. Распределение ролей стандартное для нашей группы компаний: акционерное владение — совет директоров — менеджмент. Совет директоров управляет клубом, назначает менеджмент, ставит стратегические задачи. Менеджмент решает операционные вопросы. Мне поручили роль стратегического управления. Роман Иванович (Авдеев), как и Сергей Николаевич (Судариков), больше наблюдает, как у нас это получается.

— Допустим, если дело касается продления контракта с главным тренером, кем решается этот вопрос?
— Сейчас достаточно моего решения, принятого совместно с советом директоров клуба.

— В первый же год вашей работы на посту председателя совета директоров «Торпедо» вышло в РПЛ. Идеальный сезон?
— Итоги хорошие для нас. Не радовал период в середине сезона, когда у команды был спад. Шла внутренняя большая дискуссия по этому поводу, в том числе и с тренерским штабом. Александр Бородюк заверил нас, что все будет в порядке — закончим сезон на первом месте. За сдержанное слово мы ему очень благодарны. Так же как и футболистам, дошедшим до этой цели.

20220521-DSC_6517.jpg

«Лужники» в разы дороже «Арены Химки»

— Какие эмоции были во время последнего матча с «Кубанью», когда все висело на волоске?
— Игра получилась жесткой. До начала тура имелся малореальный сценарий, при котором три команды набирали бы одинаковое количество очков, а мы бы попали в стыковые матчи. И вот именно он стал реализовываться — «Оренбург» играл вничью, «Факел» побеждал, а мы уступали «Кубани». До последнего думали, что попадем в стыковые матчи. Когда в добавленное время назначили решающий пенальти, я отвернулся, решил не смотреть.

— Как вы относились к разговорам среди болельщиков о том, что «Торпедо» не очень стремится в РПЛ в последние сезоны из-за отсутствия домашнего стадиона?
— Это совершенно разные истории, взаимосвязи между строительством арены и игрой команды нет. Понятно, что без своего стадиона у клуба в РПЛ будет больше затрат на аренду БСА «Лужники», которая будет основной. Из-за концертов летом играть возможности там нет, до середины сентября домашние матчи проводим на «Арене Химки».

— В «Лужниках» будут проходить только большие матчи?
— Пока у нас нет решения по этому вопросу. Будем разрабатывать концепцию по работе с болельщиками. Хотим перестроить клубный маркетинг и взаимодействие с болельщиками. Уже думаем, как привлечь людей на стадион, каким будет имидж команды.

— Какую ждете посещаемость на домашних матчах?
— Я думаю, что 10 тысяч будет хорошо для нас. Именно торпедовских болельщиков. На условном матче со «Спартаком» планируем увидеть 25-30 тысяч зрителей.

Вообще хочу сказать, что у нас есть пусть и небольшой сегодня, но уникальный костяк болельщиков. Они поддерживали команду в самые непростые времена. В прошлом сезоне была фантастическая поддержка, без которой сложно было бы выйти в РПЛ. Надеемся на нее и в этом сезоне.

3vNmnTwjagY.jpg

— Насколько велика разница между арендной платой «Лужников» и «Арены Химки»?
— «Лужники», конечно же, в разы дороже.

— Какой бюджет у клуба был в ФНЛ? И насколько он вырастет сейчас?
— У нас была сумма порядка 400 миллионов рублей. Эти цифры открыты и опубликованы. На РПЛ будет около 1,4 миллиарда — на один миллиард больше. Бюджет скромный по сравнению с топовыми клубами лиги. Наша задача на сезон с учетом имеющегося бюджета — избежать стыковых матчей и закрепиться в РПЛ. Если задача будет перевыполнена, вознаградим команду дополнительно. Задача-максимум — попасть в верхнюю часть таблицы.

— Каким вы видите «Торпедо» в наступающем сезоне?
— Хочется, чтобы «Торпедо» было клубом с собственным лицом. В идеале должна действовать вертикаль. Понятно, что проще покупать игроков, чем воспитывать самим. Но хочется видеть «лифт» — от мальчика, играющего в собственной академии, до игрока главной команды. Для этого мы уже создали «Торпедо-2».

— Вы говорите о развитии молодежи, но в «Торпедо» основная нагрузка выпадает на футболистов старше 30 лет. Это не противоречит вашим словам?
— У нас действительно есть костяк из опытных футболистов. Но сейчас будем омолаживать команду — добавлять к ветеранам менее возрастных игроков. Хотим, чтобы получился в этом плане идеальный сплав.

— Сколько «Торпедо» требуется новичков?
— Планируем подписать пять-семь футболистов.

— Они должны будут помогать уже сегодня или с учетом ставки на омоложение берете их на вырост?
— Это будут игроки, которые станут сразу претендовать на попадание в стартовый состав. Понятно, что Бородюк хотел бы увидеть всех новичков на первом сборе. Мы все переживаем за клуб, стараемся оформить трансферы в сжатые сроки. В селекционный комитет входят Бородюк, президент Денис Маслов, спортивный директор Максим Ляпин и я. Каждый новичок должен быть одобрен всеми сторонами. Я против ситуаций, когда, скажем, приобретения делаются без ведома тренера.

— Трансферная стратегия «Торпедо» — брать игроков в аренду или приобретать свободных агентов?
— Мы готовы покупать. Понимаем, что нам не обойтись без качественных игроков. Готовы тратить на это средства.

— А лидеры точно остаются в команде? Например, лучший игрок ФНЛ Султонов?
— Султонов остается. И все остальные ключевые футболисты тоже. Мы изначально договаривались, что если выйдем в РПЛ, то сохраняем костяк. Решили так: раз ребята вышли в РПЛ, то заслужили шанс выступить в элитном дивизионе.

DSC04876.jpg

— В чем секрет спортивного долголетия Лебеденко?
— Мне кажется, секрет тут один — дисциплина, дисциплина и еще раз дисциплина. Игорь режимит. Даже в отпуске постоянно бегает кроссы.

— А почему решили продлить контракт с Рязанцевым? При всех его футбольных качествах в минувшем сезоне играл он редко...
— Александр — капитан. Решили дать ему шанс на этот сезон. Посмотрим, как он к нему подготовится, в какой форме подойдет. А в его игровых качествах никто не сомневается. Просто из-за травм он много матчей пропустил. Но для коллектива Саша — важная фигура. Вообще для Александра Генриховича (Бородюка) самое главное — микроклимат в команде. Он об этом очень сильно заботится. И когда с ним общаешься, все время повторяет: «Вы мне только климат не ломайте! Давайте отбирать игроков не только по профессиональным качествам, но и по человеческим».

Бородюк, Маслов, болельщики

— После конца сезона у Бородюка истекал срок контракта. Была дискуссия, не стоит ли в РПЛ взять нового тренера?
— Нет, у нас не было никаких сомнений на этот счет. Считаю, что Бородюк — молодец, довольны его работой. Я вначале попытался с ним дискутировать, потому что считал, что разбираюсь в футболе. Но потом сказал себе: хорош, пусть сам рулит, он в этом гораздо лучше разбирается. Для меня это нормальная история. Я занимаю должность председателя совета директоров во многих компаниях, при этом спокойно отношусь, что различные директора по своим направлениям разбираются глубже меня.

— С командой ясно. А работа офиса соответствует уровню РПЛ? Начиная от президента Дениса Маслова, заканчивая численностью сотрудников.
— У меня подход достаточно простой. Есть бюджет, есть задачи. Если люди выполнили их, то молодцы, работаем дальше. Если не получилось, то разбегаемся. Пока «Торпедо» выполняет задачи, это и есть ответ на ваш вопрос. При этом понимаем, что в премьер-лиге другие требования. Мы создадим команду, которая будет заниматься продвижением клуба. Чтобы появлялись новые болельщики «Торпедо». Это широко известный бренд, который немножко подзабыт. Надо возвращаться на прежние высоты.

— Задача по привлечению болельщиков усложняется с введением Fan ID?
— Считаю, что сложно дискутировать с государством. Болельщики просто должны принять нововведение, другого варианта нет. Подумать, что на первом месте — любимая команда или какие-то свои принципы? Мне кажется, можно один раз оформить этот документ на весь сезон. Когда мы ходили на матчи ЧМ-2018, то получали Fan ID. Я в том числе. И спокойно к этому отнесся.
  
— У «Торпедо» есть крыло довольно непримиримых и радикальных фанатов. Например, они часто критикуют президента Маслова или скандируют что-то оскорбительное в адрес темнокожих и кавказских футболистов. Вы с ними общались?
— И уже не раз. В том числе с теми, кого вы называете радикальными. У меня не возникло ощущения, что мы не можем договариваться, у нас шел конструктивный диалог. А результаты сезона настраивают на позитивный лад самых непримиримых. Да, вопрос по Маслову тоже поднимался. Но я уверен: нельзя руководствоваться эмоциями, говорить о какой-то личной неприязни. Болельщики всегда воспринимают все близко к сердцу, я это хорошо понимаю. И если случилось что-то плохое, то долго помнят об этом. Но если человек хорошо работает, то зачем его менять? А по национальному признаку вопросов никогда не поднималось — у нас, скажем, прекрасно играют те же Султонов, Калмыков. К слову, 30 июня планируем большую встречу команды с болельщиками в легендарном для нас ДК ЗИЛ, всех на нее приглашаем.

— В каком турнире будет играть «Торпедо-2»?
— Мы заявились в ФНЛ-2, уже прошли лицензирование. Тренер команды — Николай Ковардаев, в его штаб вошли известные в прошлом игроки «Торпедо» Олег Ширинбеков и Александр Подшивалов. Если кто-то закрывает вторые команды, то мы, наоборот, открываем.

DSC00638.jpg

— В Москве были известные школы: ЦСКА, «Динамо», «Локомотив», «Спартак», «Торпедо». Сейчас в пятерке все назовут «Чертаново», но не вашу академию. Как исправить ситуацию?
— Мы не так давно заново открыли академию, на нее выделен бюджет. Сейчас будем активно развивать свою школу. Одно поле используем на прежнем месте — на «Автозаводской», другое снимаем — на стадионе «Труд». Это, конечно, не так удобно. Но когда построим стадион на Восточной, то там будет еще три поля — совсем другие условия для академии.

Стадион откроем к концу 2025 года

— Перейдем к теме нового стадиона «Торпедо». Много скептиков, которые считают, что арену так и не построят...
— Стадион точно будет открыт. У нас есть обязательства перед городом, мы не можем от них отказаться. Через полторы недели проект стадиона выйдет из экспертизы. А дальше — через два-три месяца — начнется нулевая стадия.

— Сейчас какие-то работы ведутся?
— Да. Хотя там довольно сложная структура.

— Что вы имеете в виду?
— Мы делали экспертизу самого участка. Он насыпной. Нас заставляли пробуривать землю на 20 метров вглубь. Придется делать свайную основу. И надо признать, что из-за этого проект сильно подорожает.

— Экономические санкции в отношении России внесли коррективы в ваши планы?
— Конечно, не без этого. Значительная часть оборудования была импортной. Теперь нам надо будет пройти некий квест — как достать необходимое оборудование.

— А не было ли мысли построить стадион не на историческом месте в связи с теми сложностями, о которых вы рассказали, а где-то в другом районе?
— Мы обещали возвести арену на историческом месте — мы это сделаем. Такова наша миссия. Кроме того, те районы Москвы, которые располагаются рядом с нашей новой ареной, должны дать нам немало потенциальных болельщиков. Район динамично развивается и застраивается. Прирост населения за ближайшие пять лет составит около 100 тысяч. Клуб не может не учитывать этот фактор. Работа по привлечению новых поклонников «Торпедо», естественно, ведется.

— Вы рассчитываете вырастить там болельщицкую базу?
— Да. В том числе и эту цель тоже преследуем. Считаем, что южное направление — это наш сектор.

— А нынешнее «Торпедо» имеет ли какое-то отношение к базе в Мячкове?
— Нет. Это не собственность «Торпедо». Причем давно. База принадлежит чуть ли не частному лицу.

— Стоимость строительства стадиона — около 6 миллиардов рублей, как сообщалось пару лет назад?
— Нет. Гораздо больше.

— Ничего себе. Насколько подъемная для вас эта сумма?
— Она заложена в наш бюджет. Мы ее понимаем.

— Какая вместимость вашего стадиона?
— 15 тысяч.

— Когда планируете завершить строительство?
— К концу 2025 года.

«Нужен налог на легионеров»

— Не слишком жесткие сроки?
— Согласен, жесткие. Под стадионом проходит метро. Куча всяких нюансов. Сваи, стенка, которая стоит безумных денег.

— Но со стороны все равно есть опасения, что это все станет очередным долгостроем...
— Ну мы же не маленькая компания. У нас нормальный бюджет. Уверены в своих силах. Болельщики не верили, что ФОК построят. Но он же стоит.

— Как вы сказали, бюджет «Торпедо» составит 1 миллиард 400 миллионов рублей. Основные поступления — от «Роcсиума» и «Инграда»?
— Да. Есть спонсоры, наша группа компаний. Конгломерат.

— А в чем мотивация? Вкладываете в проект все больше и больше, а футбол — дело убыточное.
— Честно говоря, в какой-то момент нам всем стало обидно за «Торпедо». Клуб немножко потерялся. Хочется его историю восстановить.

DSC09514.jpg

— Обида стоит 1,4 миллиарда рублей?
— Мы считаем, что должны нести социальную функцию. Имиджевую. Какую-то рекламу от этого проекта мы тоже получим.

— Какой процент от этого бюджета вам удастся отбить?
— Мы получим деньги за трансляции, от спонсоров РПЛ. Это где-то миллионов пятьсот.

— А как вы относитесь к теме возможного расширения РПЛ?
— Честно говоря, я в эти темы не вникаю. Наверное, наш президент Денис Маслов голосовал против расширения. Мое мнение: в нынешнем сезоне точно ничего менять не следует. Надо еще посмотреть, что будет с легионерами после решения ФИФА о приостановке контрактов.

— Вас эта проблема коснулась?
— Нет. У нас есть только белорусы. Хотя сейчас, возможно, кого-то приобретем из дружественных стран.

— Из Сербии?
— Да, например. Вообще же считаем, что миссия «Торпедо» — делать ставку на своих игроков. На мой взгляд, легионеры в российском футболе скорее минус, чем плюс.

— Почему?
— Потому что они не дают развиваться нашим молодым ребятам. Закрывают им дорогу. Возможно, стоит ввести какую-то пошлину.

— На что или на кого?
— Вот ты покупаешь иностранца — заплати пошлину в фонд развития российского футбола. Как-то так. Нормальная тема. Допустим, миллион рублей за трансфер иностранца. Деньги пойдут на детско-юношеские школы.

— Значит, вы за лимит?
— Да.


Тема:
Интервью
Поделиться
Наши партнеры