Клуб История Руководство Сотрудники клуба Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команды Торпедо Торпедо-2 «Торпедо» U-19 Школы Академия ФК «Торпедо Москва» СШОР «Юность Москвы – Торпедо» Новости Академия ФК «Торпедо Москва» Блоги Болельщики Ветераны Интервью Клуб Команда Пресса Торпедо-2 Школа «Ю. М. - Торпедо» Торпедо ТВ ФОК «Торпедо» Школа борьбы Школа бокса Игровой зал Новости
Билеты и абонементы Магазин атрибутики Аккредитация
«ДЛЯ МЕНЯ НИКОГДА НЕ СУЩЕСТВОВАЛО ВОПРОСА, ЗА КОГО БОЛЕТЬ. Я ПОНИМАЛ, ЧТО ЭТО СЕМЕЙНАЯ ТРАДИЦИЯ И ЧТО НАШ КЛУБ — «ТОРПЕДО»

Сегодня, 17 октября, День отца. 

Подготовили для вас четыре милых и трогательных истории про 13 болельщиков «Торпедо». О том, как важно сохранять семейные традиции, чтить и передавать любовь к клубу из поколения в поколение.  


Александр Перминов: 


- Хочу начать свою историю с байки, что связывает меня и Эдуарда Стрельцова. Моя мама училась во ВТУЗе (Высшее техническое училище завода, ныне Московский государственный индустриальный университет), как и Эдуард Анатольевич. Так вот, в сентябре 1966 года на информационной доске появился приказ, где были указаны фамилии людей, имеющих возможность не посещать занятия (только сдавать экзамены) по разным причинам: Стрельцову это разрешалось из-за участия в матчах за «Торпедо», а следующей была прописана фамилия моей мамы — Перминовой Татьяны Георгиевны — в связи с рождением сына (то есть меня). Копии приказа нет, но я слышал этот рассказ от родителей, и очень им горжусь.                      

           WhatsApp Image 2021-10-15 at 20.08.57.jpeg WhatsApp Image 2021-10-15 at 20.08.57.jpg
                             Георгий Петрович и Александр                                                         Сыновья Виктор и Николай

Так и началась моя история с «Торпедо», а продолжилась уже с воспитанием папы. Папа, Николай Александрович, приехал в Москву в начале 50-х годов работать на ЗИЛе, параллельно учился, ходил на футбол. Когда я подрос, то тоже начал проникаться этой командой, а как иначе? Я ходил в 15-ю школу, рядом была 503-я — заводские школы, где учились дети, чьи родители работали на ЗИЛе или числились в руководстве Пролетарского района. А мой дед по линии мамы, Георгий Петрович, и вовсе причастен к строительству стадиона на Восточной. Он работал на первом ГПЗ (Государственном подшипниковом заводе), и на субботник их отправляли на стройку, это было в конце 50-х. 

Мой первый поход на футбол пришёлся на день открытия стадиона на Восточке 15 апреля 1977 года. Мы сидели на Восточной трибуне всей семьей: мама, папа и я. Но болеть за команду я стал гораздо раньше. Хорошо помню чемпионство 1976 года, я тогда был очень горд, попросил у мамы денег на медицинский пластырь, купил, вырезал из него букву «Т», наклеил его на футболку и пошел на урок физкультуры.  

Кстати, дети мои, два сына, Николай и Виктор, тоже болеют за «Торпедо»: с одной стороны, ремень (улыбается), с другой стороны, они видят, что папа ходит на футбол, деваться некуда. Сыновья взрослые: один учится в Москве, другой работает в Мьянма, я сам работаю в Индии. Встречаемся все вместе только в августе и обязательно всегда идем на матч «Торпедо».

Виктор Тимохин: 

- Моя семья никакого отношения к ЗИЛу не имела (пока самому после института не довелось три года проработать инженером в начале нулевых), за «Торпедо» прежде из родных и близких никто не болел. Отец рассказывал, как сам начал болеть за чёрно-белых. Родился он в Московской области, под городом Клин. В середине 50-х семья переехала в Москву, в район платформы Москворечье, где жить приходилось в бараках. Жили там все простые люди: строители, шоферы, рабочие ЗИЛа, потому и следили за «Торпедо». Помнит, как всем бараком смотрели по телевизору КВН через линзу финал Кубка СССР 1960 года «Торпедо» - «Динамо» (Тбилиси) и болели за автозаводцев. Такой матч! Как тут не начать болеть за этот клуб. 

          IMG_20190526_161251.jpg
                                                                                                  Виктор, Сергей Дмитриевич и Иван

А мое знакомство с «Торпедо» совпало, в принципе, с первым походом на футбол. Тогда произошла казусная ситуация, всем ее рассказываю (улыбается). Случилось это в воскресенье, 21 апреля 1985 года. Отец мой тогда служил, только пришел с суточного дежурства, отоспался. Взял газету, смотрит по ТВ должна быть трансляция матча «Торпедо» - «Динамо» (Минск). Говорит: «Всё, дети собирайтесь, я отвезу вас на футбол». Дети — это я и мой одноклассник. Мы собрались, взяли термос, бутерброды и поехали в центр Москвы (тогда жили в Царицыно). Подходим к стадиону, немного опаздываем. Я ещё не знал, какая атмосфера должна быть на матче. А тогда была гробовая тишина, кассы закрыты, ажиотажа нет, на аллее сидят дедки, стучат в домино. Отец спрашивает их: «А где «Торпедо» играет»? А они ему в ответ: «Окстись, дорогой! «Торпедо» в Минске сегодня играет!» Оказывается, папа спросонья перепутал. Вот так я впервые посетил матч «Торпедо», но команды и мачт не увидел (улыбается). На обратной дороге отец рассказывал историю клуба.

После этого на стадионе я был только по случаю авто- и мото родео (одноклассник приглашал, у него отец на заводе работал), а непосредственно на футбольный матч попал уже примерно в 1987-88 году, не помню точно на какой именно… Их уже столько было в моей жизни. Конечно, следил за командой в тот период, как впервые узнал о «Торпедо» до момента, как попал на матч. Потом, уже в 90-х, я особенно «заболел» «Торпедо», начал посещать практически все домашние матчи, приводил друзей.

В целом интерес к «Торпедо» подогревал отец и никогда заставлял силой, конечно. Иначе, возможно был бы обратный эффект. Его заслуга в том, что в моем сознании родилась аксиома: есть только одна команда — «Торпедо». Поэтому и передаю эту мысль своему сыну, который родился в 1997 году, а впервые на матче в Лужниках побывал уже в три года. Не скажу, что сын сразу проникся «Торпедо», как это было со мной, нужно было время, у молодёжи всё-таки уже стали появляться другие интересы. Со временем, когда он подрос, стал его брать и на выездные матчи, это более способствовало воспитанию черно-белого духа. Считаю, что сын вырос достойным торпедовцем. Вот так уже третье поколение нашей семьи болеет за «Торпедо». Надеюсь на продолжение этой славной традиции.

Дмитрий Гущин:

- Наверное, при посещении первого матча пришло осознание, что есть такой клуб, который останется в сердце на всю жизнь. Впервые я увидел игру команды в августе 1985 года. Мне тогда было 9 лет. Чёрно-белые играли на выезде против «Динамо» на одноименном стадионе. Мы сидели на центральной трибуне, примерно на 20-м ряду, может, чуть выше. Видимость была хорошая. «Торпедо» вело 2:0 и в конце матча пропустило. Победа порадовала меня и отца. Помню, что тогда я перед матчем ел мороженое, и впервые я его не доел, боялся пропустить что-то важное.   

          WhatsApp Image 2021-10-16 at 14.47.06.jpeg
                    Максим, Дмитрий и Николай Алексеевич вместе с Александром Елисеевым и Александром Рязанцевым, декабрь 2019 г. 

Папа, Николай Алексеевич, начал болеть за клуб, когда ему было 8 лет, с 1960 года. А после армии устроился на ЗИЛ и проработал там 25 лет. Не смогу сейчас вспомнить при каких обстоятельствах, но, возможно, это был какой-то знак, что с «Торпедо» всегда и везде. Отец до сих пор посещает матчи, следит за результатами, иногда даже мы вместе ездим на выезды. 

Я очень благодарен отцу, что он однажды привил мне любовь к «Торпедо». И теперь это оформилось в традицию, которую продолжает уже мой сын Максим. Конечно, я рассказывал ему историю, подводил к тому, что наша династия уже выбрала свой клуб. Честно, не могу представить себе, чтобы дома висели вымпелы и шарфы другой команды. Есть у меня знакомые, где отец и сын болеют за разные команды. Для меня это «диковато» немножко. Я очень люблю английскую традицию — от отца к сыну. Очень хотелось бы заложить это в отношения нашей семьи на многие поколения вперёд.

Александр Эльзессер:

- С раннего детства я знал, что отец и дедушка болеют за «Торпедо» и ходят на стадион. Меня ещё не брали, но я уже понимал важность этого события для «взрослых». Когда я стал постарше, дедушка, который болел за автозаводцев с 1945 года, рассказывал о великой команде 60-х, о духе «Торпедо», о несправедливом преследовании Стрельцова и его легендарной биографии. Отец всегда говорил, что у «Торпедо» самые интеллигентные болельщики, а главное в футболе - не результат, а дух, характер и честная игра.

            IMG_8915.JPG
                             Александр, Тадеуш Абрамович ФинкельштейнВадим Тадеушевич Финкельштейн, «Торпедо - Мордовия», 30 мая 2015 года
   
   
Мой первый матч «Торпедо». Это было 31 июля 1996 года. Меня 9-летнего отец со своим другом-торпедовцем взяли на Восточку, где в то время ещё были деревянные скамейки. Сидели на Западной трибуне, шёл ливень, и мы укрывались от него огромным куском полиэтилена, сделав из него навес на троих. Отцовский товарищ подарил мне значок «Торпедо», который, к сожалению, был утерян со временем, но мне потом удалось найти точно такой же. Если не ошибаюсь, это был первый матч «Торпедо» после формального перехода под крыло «Лужников». Позже Владимир Ергаков, тогдашний пресс-атташе клуба, рассказывал мне, что из-за неразберихи в руководстве программки к тому матчу пришлось делать буквально на коленке. Спустя много лет он подарил мне один экземпляр за мою первую публикацию о «Торпедо» в молодежном журнале — я мечтал стать журналистом и собирался поступать на журфак. Тот матч «Торпедо» выиграло у «Зенита» 2:1, голов я, конечно, не запомнил. Зато запомнил фанатов из Петербурга, которых было человек 50 — они разделись по торсу и мокли под непрекращающимся ливнем. «Зенит» в тот год, кажется, только-только вернулся в Высшую лигу. 

Для меня никогда не существовало вопроса, за кого болеть. Я понимал, что это семейная традиция и что наш клуб — «Торпедо». Другого не дано.


Поделиться
Наши партнеры