Клуб История Руководство Сотрудники клуба Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команда Оcновная / Игроки Тренерский штаб Турнирная таблица Расписание Школы Академия ФК «Торпедо Москва» СШОР «Юность Москвы – Торпедо» Новости Академия ФК «Торпедо Москва» Блоги Болельщики Ветераны Интервью Клуб Команда Пресса Школа «Ю. М. - Торпедо» Торпедо ТВ ФОК «Восточка» Школа борьбы Школа бокса Игровой зал
Билеты Магазин атрибутики Аккредитация
БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ ПРЕЗИДЕНТА «ТОРПЕДО» ДЕНИСА МАСЛОВА
07.10.2020 / Пресса

Интервью с президентом «Торпедо» Денисом Масловым состоит из пяти частей. Первая – о «Торпедо». 

– Почему именно вас пригласили в «Торпедо»? 

– Мне трудно говорить, почему я, а не кто-то другой. Проводили собеседования со многими. 

– В том числе с Геркусом? 
– Точно не знаю, но слышал, что как раз он меня порекомендовал. Илья в «Торпедо» не пошёл, а я чем-то понравился. Может, удачно шутил. 

– Бюджет «Торпедо» – 319 миллионов рублей. В этом плане вы в топ-4 ФНЛ? 
– Да вы что… В десятке скорее! «Оренбург» и «Крылья Советов» мы не берём. Это «Реал» и «Барселона». В Нижнекамске, Нижнем Новгороде, Калининграде высокие бюджеты. Хотя я не знаю ни одной цифры, кроме нашего клуба. 

– Что сейчас с задачей «Торпедо»? 
– Задача – интересный футбол для болельщиков, не бей-беги, а игра, которая радует. Нас без денег никто не ждёт. Разговаривал с Сергеем Чебаном (исполнительный директор РПЛ. – Прим. «Чемпионата») и спросил: «Нужны мы вам без стадиона?» Он ответил: «Уж лучше со стадионом». Был бы я на его месте, ответил бы так же. По-хорошему в РПЛ не должно быть…
   
– «Тамбова»? 
– Заметьте! Не я это сказал (улыбается).

– Может, еще и «Ротора» не должно быть?
– У «Ротора» прекрасный стадион. 

– И сомнительная селекция, судя по трансферу Ананидзе. 
– Если бы я не работал в футболе, то считал бы, как вы. В силу опыта скажу: всё зависит от обстоятельств на момент принятия решения – этих обстоятельств мы не знаем. Как брали Ананидзе? Да фиг его знает. В клубах существует куча лобби. Приходит условный вице-губернатор, которого поставили курировать футбол. Он до этого сельское хозяйство курировал, а теперь – футбол. Говорит: «Слушай, мне так понравился гол Егора Титова «Арсеналу» в 2000-м – надо брать». Вы объясняете, что Титов уже не играет в футбол как бы. Ответ: «Да какая разница! Надо брать!» Когда приходят с такой идей, то в голове крутится только: «Я в дурдоме, что ли?». 

– И что отвечать? 
– А как тут спорить? Хочется сказать, как я однажды сказал Шляхтину: «Дим, иди на...» Если всем так отвечать, то ничего не выйдет. Точнее, получится, как у меня в Самаре после того, как пришел Шляхтин. Потом понял, что так нельзя отвечать, оказывается. Когда вы говорите о сомнительных трансферах и вам кажется, будто там очевидный «распил», то поверьте – вряд ли вы представляете, какая там была ситуация на самом деле. Не берут игрока только с целью «попилить». Не бывает такого. 

– Действительно, в нашем-то честнейшем футболе... 
– Чтоб вот так прямо и жёстко – руку на отсечение даю, не делают. Есть куча сопутствующих историй. Во главе всего спортивный результат, а потом уже по принципу: если ещё и все дружно заработают, то тоже неплохо. Но каждый уверен, будто знает все схемы. И потом попробуй объясни, что футболист без клуба – это вовсе не бесплатный игрок, ведь есть подъемные и агентские. Порой проще взять из клуба, чем заплатить свободному агенту. 

– Очевидно же, что и за свободного агента нужно платить. 
– Очередной чиновник из министерства счастья, поставленный в каком-нибудь регионе курировать футбол, громко скажет: «*****, он же пустой!». Как ему объяснить, что не бывает пустых? За футболистом может стоять столько людей, что проще забыть про него. Зато когда этот куратор строит дворец на зарплату 30 тысяч рублей, то слышится: «Не-не, это вы просто не понимаете». Ну да, а вы в футболе понимаете, конечно.

[Божин] [Сергеев] [Шишкин]

– Давайте про трансферы «Торпедо». Из команды ушли важные игроки – Божин и Сергеев. 
– У Божина закончился контракт. 

– Но он ведь не в РПЛ ушел, а в другую команду ФНЛ. Неужели нельзя было сохранить? 
– Есть потолок зарплат, есть Рязанцев – лучший игрок в нашей команде. Никто не может получать больше, чем он. Вровень с ним – да, но не больше. Приходит агент: «Божин получал 30 рублей, а теперь хочет 70». А стал он играть на 40 рублей лучше? Или вот говорят, что с выходом в РПЛ нужно давать другую зарплату. Ну какого черта? Ты же не стал играть в футбол лучше. Начинается: «Мы должны соответствовать РПЛ». А чему вообще нужно соответствовать? Тому, как там играют! А вы этому соответствуете? В результате говорят: «ОК, контракт мы подпишем только на год».

– Значит, можно было сохранить Божина?
– А зачем он клубу на год? Футболист проведёт у нас один сезон, увеличит свою стоимость, «Торпедо» ничего не заработает, а агент и футболист получат кучу денег. 

– Что по Сергееву, который был на контракте? 
– Контракт на два года – не лучшая история. Тут либо на год – под задачу, условно помогает команде выйти в РПЛ, но там играть не может и его отдают дальше. Таких много – ходят, помогают… Других футболистов для клуба правильнее подписывать от трёх лет. 

– У Сергеева был контракт на два года? 
– Да, он сначала был в аренде – стал одним из лучших снайперов ПФЛ, и ему предложили контракт на два года. Наш менеджмент приходит, когда человек уже ведёт переговоры. Говорим: «У тебя зарплата, как у Рязанцева, но мы дадим больше». А нам отвечают, что «Барселона» из Самары даёт еще в три раз больше по сравнению с нашим лучшим предложением. И получится ещё больше при выходе в РПЛ. Их логика ведь в том, что футболист будет играть на другом уровне, если окажется в чемпионате России. Ну, понятно, что выберет Сергеев.

– Вы бы на его месте как поступили? 
– Да так же поступил бы. В результате мы продаём Сергеева за серьёзную сумму – редчайший случай, давно таких трансферов не было между клубами ФНЛ. 

– Действительно не было? 
– Нас обошло только «Чертаново» – по понятным причинам. Они зашли в «Крылья» оптом (улыбается). Переход из «Торпедо» в «Крылья» – это рыночная история. Сделали максимально хороший трансфер. Самое смешное, что в московских телеграм-каналах нас **** [критикуют], почему отдали так дёшево, а в самарских – **** [критикуют] «Крылья», почему потратили так много. Всё ради того, чтобы потом самарского губернатора убеждать: «Вы гляньте, сколько бабок распили!». Так это работает. А у нас никто не замечает, что Сергеев – это первый рыночный трансфер «Торпедо» за последние годы.

– А Самошников?
– Его не беру – в контракте стояли отступные. Сергеев – это история про бизнес. Про то, чем мы планируем заниматься. Мы продолжим зарабатывать на трансферах. Не нужно воспринимать футбол, как социальную историю. Нет больше такого, забываем как страшный сон. И последнее по продаже Сергеева. Знаю, есть люди, которые скажут: «Это же не они нашли игрока!». Да, действительно, но продали-то мы. Вы бы за такие деньги не продали. Хотя мы действительно разделяем эту заслугу с теми, кто приглашал игрока в «Торпедо». Вы – молодцы! Вы – топ! Так дальше и работайте. 

– А кто позвал Сергеева в «Торпедо»? 
– А чёрт его знает. 

– Шишкин рассказывал нам, что 13 человек остались без бонусов, которые получили даже новые руководители «Торпедо». Как так? 
– До этого надеялся, что Ромка – мой товарищ. У меня в «инстаграме» до сих пор есть наша фотография, где написано, что мой телефон для него включён 24 на 7. Не могу понять, почему он мне не позвонил и не спросил про эти выплаты. Вот, например, про переподписание контракта с Русланом Магалем он мне писал и звонил. Почему про выплаты не спросить? Я бы всё рассказал. Не устроил бы мой ответ, тогда пошёл бы к юристам. Мне говорят, что остальные ребята и не думали ничего выяснять. Видимо, самым нуждающимся оказался Ромка Шишкин. Ну да ладно, у меня нет обид на него. 

– Шишкин сказал, что ответа от клуба не получил. 
– Ответа на что? Эту бумагу, заявление или обращения футболистов прислали не в клуб, а опубликовали в СМИ. Если хочешь ответ, в первую очередь обратись в клуб или позвони руководителю, поговори. Скажи по-мужски, чем недоволен. 

– А почему вы не дали премию? 
– Во-первых, я никому ничего не даю. Это были не премии, а выплаты за лояльность. Роман Иванович на встрече с болельщиками говорил, почему и за счёт каких средств финансово поддержал тех ребят, которые во время пандемии соглашались заключать контракты на более скромных условиях.

[Стадионы] [заработки] [дзынь]

– Раскрыть бюджет «Торпедо» – ваша инициатива? 
– Да. А чего скрывать? Мы через полгода откроем, сколько заработали и на что потратили. Не до копейки, но в целом – по статьям. Понятно, что мы не можем раскрывать стоимость трансфера Сергеева. Без разрешения «Крыльев» и самого игрока не имеем права. Вот будет у нас 2-3 трансфера, тогда и покажем общую сумму – столько «Торпедо» заработало. Это будет дополнительно к 319 миллионам. Бюджет получится, условно, 350 миллионов. Может, за год потратим 340, а может, 360 миллионов, но тогда акционеру придётся добавить, и я буду не молодец. Что страшного в раскрытии бюджета? А то некоторые руководители рассказывают, что сыграют в ФНЛ за 100 миллионов. Ну ОК, покажите — как. 

– Это, видимо, привет владельцу «Велеса»? 
– Покажи, как ты это делаешь! Пойдём к тебе учиться. Нам тоже хочется играть за 100 миллионов. А еще есть клубы, которые рассказывают о заработках, но забывают, что к ним приходят средства от города на финансирование школ. Когда начнем открывать бюджеты, у губернаторов откроются глаза. Будем играть за меньшие деньги и приведем лигу в приемлемое финансовое состояние. 
   
– В бюджете, который вы раскрыли, были неточности? 
– Само собой, я сейчас не могу знать, сколько мы в итоге заработаем. Например, на билетах. 

– Речь про заработки от школы «Торпедо». 
– Это я ******** (упустил) и потом добавил. Эти деньги никуда бы не делись. Мы бы по ним отчитались. В обновлённой версии бюджета этот пункт уже указан. И то включили аккуратный прогноз – 4 миллиона, учитывая пандемию и всё остальное. Хотя сегодня уже понимаю, что заработаем больше и сможем показать: «Вот 4 миллиона и 200 тысяч». А если включат пандемию, то ничего не заработаем. 

– Сколько вы платите за аренду стадиона «Спортивный городок» в Лужниках? 
– 1 миллион и 200 тысяч за матч – это вместе с ЧОПом. 

– Остальные варианты дороже? 
– Да, намного. Назову примерные цифры, которые изучали в 2019 году: «Арена Химки» – 2,5 миллиона, «Открытие Арена» – 5 миллионов, «Лужники» – 10 миллионов. Ну со скидкой для «Торпедо» – 8 миллионов. А про выручку спросите? 

– Спрашиваем. 
– 280–350 тысяч. От стадиона особо не зависит. 

– А в других городах стоимость аренды стадионов сопоставимая? 
– В Нижнем Новгороде – 4 миллиона. В Саранске – столько же. Самое страшное, что это справедливые деньги. Здесь накруток мало. 

– И ещё про стадионы, чтобы закрыть... 
– Закрыть стадион? Простите, я только клубы закрываю (улыбается). 

– …чтобы закрыть тему по стадионам. Кому будет принадлежать новая арена «Торпедо», если Авдеев уйдет? 
– Мне лучше на месте провалиться, чем узнать об уходе Романа Ивановича. Представьте, что будет без него с «Торпедо»? Вот у меня точно закрепится имидж убийцы клубов (смеется). А что касается стадиона, то в этом главная фишка. И это прям прописано в опубликованной стратегии, что арена остаётся на пожизненное пользование клубу. 

– Дар Авдеева? 
– Можно и так сказать. Тут важно уже сейчас задумываться о том, как содержать стадион. Звучит круто: у команды есть свой стадион! Но его надо мыть и чистить, а ещё свет, газ, вода, газон, охрана… Непростая история. Мы все за квартиры платим по ЖКХ, а тут целая махина, поэтому стадион должен постоянно работать: спорт, мероприятия, жизнь… 

– А что есть у «Торпедо» сейчас? 
– Великое прошлое, эмблема, 24 футболиста, самые преданные болельщики и Роман Авдеев. Мы надеемся, что появится будущее, которое связываем с новой инфраструктурой. А с ней и РПЛ. «Торпедо» обязано играть в чемпионате России. Обязано всей своей судьбой и историей. Другие команды там могут не быть, а «Торпедо» — должно.

– И когда же?
– В этом и вопрос. Главное быть готовыми к РПЛ. Мы можем оказаться там хоть завтра, но нужно соответствовать инфраструктурно, спортивно, ментально и финансово. Иначе пойдут долги, займы и вопросы…

– А там и исчезновение?
– Можете вообразить, что в нашей стране нет «Торпедо»? Я не могу представить, чтобы в России не было «Спартака», ЦСКА, «Динамо» и «Торпедо». Речь ведь про спортивные общества, есть и другие спортивные команды «Торпедо» по всей России. Клуб должен существовать всегда. В частных руках или государственных – не важно. При этом клуб не должен зависеть от одного акционера. Галицкий точно так же говорит, что в будущем хочет видеть «Краснодар» не зависящим от него. Контракт с INGRAD может существовать и дальше, но всё должно быть в условиях рынка. А не по звонку: «Роман Иванович, дайте нам 100 миллионов» и такой звук «дзынь» – сумма переведена. Потом: «Роман Иванович, дайте нам еще». И опять – «дзынь». Не должно быть такого.

[Фанаты] [Zoom] [обувь]

– Вас устраивают отношения с фанатами «Торпедо»? 
– Работаю в «Торпедо» четвертый месяц. Разве у меня есть конфликты с фанатами?

– Есть недовольные.
– Знаком с некоторыми парнями. Вполне договороспособные люди. Заигрывать ни с кем не нужно. Важно обозначать: это мы можем, это можем при согласовании руководства, а это не можем совсем. Проблемы возникают, когда клуб начинает обещать фанатам всё подряд, лишь бы все успокоились. Очень быстро наступает момент, когда нужно ответить за свои слова. У фанатов память не короткая. Мы не обещаем то, чего не можем. Мы понимаем их роль и место, как и свою роль и своё место. 

– Должность президента клуба вам не позволяет самостоятельно решать вопросы с фанатами? 
– Президенты – это Галицкий, Федун, Гинер, а в нашем случае мог быть Авдеев. За ними глобально последнее слово. Моя должность – набор функций. Тут, скорее, уместнее пост генерального, исполнительного или административного директора. Если мы с фанатами о чём-то договариваемся, то это должно быть исполнено. Суть обещаний в том, что меняющиеся обстоятельства никак не влияют.

– Фанаты были крайне недовольны Игнашевичем. 
– Скорее результатами и тем, что у него слишком много «армейского» в «Инстаграме». Очень понятная для меня история. Фанат всю жизнь болеет за «Торпедо» и видит, что главный тренер публикует фото, относящееся к чужому клубу. Обсуждали с Николаичем этот момент. Игнашевич – начинающий тренер, который крайне сконцентрирован на работе, на футболе. Какие-то вещи он делает машинально. Так вышло, что он брал Кубок УЕФА с ЦСКА, но сейчас он предан «Торпедо».

– Чья была идея провести встречу с болельщиками в Zoom? 
– По-моему, Андрея Крюкова. У меня сразу появились опасения, как это будет выглядеть технически. У Ганичева (пресс-атташе «Торпедо». – Прим. «Чемпионата»), наверное, вообще был инфаркт, потому что он отвечал за встречу в Zoom. 
   
– Сколько прошло таких встреч? 
– Две. Хотелось бы на этом закончить (смеётся). Первый раз было больше 200 человек, а во второй – 60. Вообще пандемия нас подтолкнула к такому формату. Хайпанули, нормально получились, были хорошие отзывы. Даже наши вечные критики писали: «Ладно, так уж и быть, пускай продолжают».
   
– Глобально зачем это вам нужно? 
– Открытость и вовлечённость. Говорим фанатам – давайте общаться, спрашивайте нас. Понятно, что всегда будут те, кто говорит: «Они там только врут». Ну да, собираемся в Zoom и врём. Нам же надо под вечер собраться и пару часиков врать. Довлатов шикарно сказал, по этому поводу. 

– Что?
– «Как объяснить человеку, 40 лет жующему шнурки от ботинок, вкус дыни?». Тут тот же самое. Просто объясняешь, что на столе лежит черный телефон, а тебе в ответ: «Ну да, конечно… Наверняка он белый с нижней стороны, которую не видно». Хоть у себя в кабинете посади человека, чтобы всё видел – всё равно не будут верить. На это интервью будет такая же реакция – каждый увидит то, что захочет. И ещё будут уверены, что я проплатил это интервью. Надо будет сказать Ганичеву, чтобы деньги передавал незаметно. А в целом встреча в Zoom многим зашла – хорошего и продуктивного диалога там больше. 

– Ваша обувь от Valentino стала мемом после одного из матчей. 
– Не после матча. Это меня где-то сфотографировали. Андрей и Роман Иванович подкалывают этими кроссами до сих пор: «Почему бело-синие? Неужели не было бело-черных?». 

– В Самаре вас знали по красным штанам. 
– Там были даже не красные, а скорее оранжевые джинсы. Думал их отдать в музей самарского футбола Сергею Лейбграду. Но повезло в итоге Ваньке, брату моей супруги. Ему 17 лет, и он выгребает половину моего гардероба. Одет как следует. Мне бы такие шмотки в этом возрасте – девушки проходу не давали бы. Хотя у меня одежда долго живет. Вот протертый ремень на мне – ношу с 2013 года. Обуви тоже 7 лет. Кстати, обувь для меня – это отдельная тема, возможность успокоиться. 

– Это как? 
– У меня было много ботинок, и я всегда их сам чистил. Ставил перед собой обувь — и свою, и жены, а затем два часа чистил. Отличный способ подумать над накопившимися проблемами. Всю перемывал – я очень дотошный. Мария, супруга, меня сильно критикует за это. Дома всё по полкам. Если дети устроили шухер-мухер, то именно я навожу порядок, постоянно что-то раскладываю, переставляю.

[Заголовки] [менеджмент] [угрозы]

– Вы говорите, что в плане заработка на трансферах «Чертаново» вас обошло по понятным причинам. А насколько это нормальная ситуация, когда и в «Чертаново», и в «Крыльях» рулит одна агентская группа, а 7 футболистов и тренера вот так перебрасывают? 
– Наверное, чтобы всем нравиться, нужно кричать: «Ни в коем случае! Недопустимо!». А на самом деле не знаю, как к этому относиться. Если владельцев клубов всё устраивает, значит, им так надо. Если есть недовольство, что «Крылья» вылетают через два года на третий, тогда плохо. Тут вопрос в задачах и целях. Мы не понимаем, нужно ли их хвалить или критиковать. А вообще, если анализировать результаты команд, которые в разное время формировались только одним агенством (Хабаровск, «Динамо», «Крылья», «Чертаново»), выводы напрашиваются сами собой. 

– То есть, если критиковать, то именно за результат?  
– Я читал про сравнения с империей Жорже Мендеша. 

– Там всё-таки по разным лигам разбросаны клубы: «Вулверхэмптон», «Валенсия», «Фамаликан»...
– Да, тут именно в результате дело. Выступайте на таком же уровне – вопросов не будет. Хотя понятно, что критика возникает ещё и просто от зависти. 80% критиков просто мечтают оказаться на их месте. Глобально у меня нет ответа на ваш вопрос. 

– В чём тогда проблема нашего футбола? 
– Уже всем понятно, что футбол – это срез общества. И все проблемы, которые есть в обществе, есть и в футболе. Возможно, важнее концентрироваться на хорошем. Должно же быть хорошее в жизни? Андрей Миронов говорил: «Может, то, что нам кажется важным, это неважно, а то, что кажется второстепенным – главное и есть». Мне один ваш коллега сказал, что на хорошие заголовки просто не кликают.

– А как оздоровится наш футбол, если не поднимать его настоящие проблемы? И про то, насколько корректно управлять двумя клубами сразу, и про все остальные истории.
– Ну, если я правильно вас понял, то там не два клуба на самом деле, а больше. Но давайте всё-таки о хорошем, о добром. 

– Жаль только, что нет спроса на добрые тексты про мальчика, который собирает макулатуру и покупает мячи сиротам.
– О! Это вы писали? Я читал этот материал. Но, пока для вас важны клики, будут и кликабельные заголовки про злостных агентов, предлагающих решать трансферные вопросы через них. Иногда они реально могут помочь увеличить сумму сделки для клуба-продавца, а иногда и наоборот. 

– Как? 
– Говорят, например: «Для «Амкара» и 50 миллионов отличные деньги – им хватит, а остальные давай мы «попилим». 
   
– Вы «пилили»? 
– Ага, дрова на даче, но не сук, на котором сижу. 

– В футболе «пилят», но писать надо о хорошем? 
– Ну да, бывает, что намекают. Иногда завуалированно, иногда прямо. 

– Могут и угрожать? 
– Могут. 

– Вам угрожали? 
– Нет. Мне бессмысленно (улыбается). 

– Над вами в «Торпедо» есть люди, которые могут мешать? 
– Я сам себе могу помешать. 

– Спрашиваем, скорее, про указания: «Бери Титова, он же «Арсеналу» забивал». 
– Нет человека, который мог бы мне позвонить с этим. Приведу пример. Просто чтобы вы понимали, сделка по Сергееву не была простой. Мне звонили большие дяди и говорили: «Стоимость Сергеева ты завысил! Будь сговорчивее, мы ведь и до Авдеева можем дозвониться». Отвечал, что нет проблем – дозванивайтесь. При приёме на работу у нас с руководством были договоренности о разделении полномочий, поэтому понимал: акционер не будет лоббировать и навязывать мне решения. 

– Большие дяди дозвонились до Авдеева?
– Да. Он ответил: «К Маслову обращайтесь». Вот это и есть доверие. У руководства есть своё мнение, но оперативные решения принимает менеджмент. И если эти решения – хреновые, то отвечать именно мне.


Полная версия интервью читайте на «Чемпионате»: https://www.championat.com/football/article-4154689-prezident-torpedo-denis-maslov--o-dzhikii-abramo...

 


Поделиться
Наши партнеры
Партнеры Олимп - Первенства ФНЛ