Клуб История Руководство Партнеры Достижения Ветераны Контакты Команда Оcновная / Игроки Тренерский штаб Турнирная таблица Расписание Школа О школе Тренерский штаб Составы Календарь Турнирная таблица Новости Команда Болельщики Интервью Школа Ветераны Пресса Клуб Блоги Медиа Фото Видео Печать Стадион
Билеты Магазин атрибутики Аккредитация
АНДРЕЙ МИРОНОВ: НУЖНО СДЕЛАТЬ ВЫВОДЫ ИЗ ПОСЛЕДНИХ НЕУДАЧ И ИДТИ К СВОЕЙ ЦЕЛИ
17.05.2019 / Интервью

Защитник «Торпедо» Андрей Миронов для программы к матчу «Торпедо» - «Ротор-2» рассказал, как начинал свой футбольный путь, вспомнил, как подавал мячи «Барселоне» и объяснил, для чего поехал играть в Латвию.

«Рубин» предлагал контракт на пять лет, но я решил двигаться дальше

Миронов_Рубин.jpg

Андрей Миронов в составе «Рубина»


- Как и когда ты пришел в футбол? – первый вопрос нашему собеседнику.
- Можно сказать, футбол – это наше семейное дело. Мой папа тоже играл на профессиональном уровне, какое-то время выступал за казанский «Рубин», но потом получил травму и рано закончил карьеру. С ранних лет он давал мне мяч, мы вместе играли во дворе. А в семь лет, когда я пошел в первый класс, папа поставил меня перед выбором: дзюдо или футбол. Я выбрал второй вариант. Родители отдали меня в «Рубин», и несколько лет я занимался с ребятами на год меня старше. Только когда при клубе открылся интернат и нужно было совмещать спорт и учебу, меня и двоих партнеров перевели в команду к сверстникам.

- У тебя были какие-то успехи на детско-юношеском уровне?
- Достаточно много. У нас был очень хороший коллектив 1997 года рождения: мы выигрывали Первенство России среди команд МРО, побеждали в турнире среди спортивных школ, первенствовали в Кубке мэра Татарстана и других региональных соревнованиях.

- Кто-то из той команды сейчас играет на высоком уровне?
- Самый известный ее воспитанник – полузащитник ЦСКА Ильзат Ахметов. Антон Орлов выступает в «Мордовии», Илья Шабанов играет в Чехии. Другие ребята пока продолжают карьеру в клубах ПФЛ.

- На какой позиции начинал играть?
- Поначалу – правым нападающим, даже не помню, почему перешел в центр и стал атакующим полузащитником. Хотя, нет, вспомнил: перед Первенством России мы проводили учебно-тренировочный сбор в Москве и встречались со столичными командами. Мы играли с «Химками», и во время матча я получил первую серьезную травму: повреждение мениска с блокадой. После нее мне было морально тяжело вернуться и непросто набрать физическую форму. Тогда в юношеской команде не было своего физиотерапевта, и восстанавливаться мне помогал тренер – молдаванин, который давал мне множество упражнений. Вернувшись на поле, я стал игроком более оборонительного плана, действовал на позиции опорника. Просто у нас в «Рубине» еще была такая схема: 4-3-3, и трое полузащитников постоянно менялись местами, двигались. А в составе юношеской сборной на турнире в Словакии последовала череда травм, и тренер предложил мне сыграть слева в защите. Сейчас в «Торпедо» я также действую слева и справа в обороне.

- Ты дебютировал за молодежку «Рубина» в 17 лет, выйдя на замену в игре с «Анжи».
- Да, это как раз был выпускной год Академии и нас начали привлекать к матчам дубля. Вообще я должен был поехать на сборы годом ранее, но появились проблемы со спиной. После окончания Академии мы подписали контракты с «Рубином» и стали играть за молодежку.

- В следующем сезоне тебе довелось провести встречу против молодежки «Торпедо». Тебе запомнился этот матч?
- Да, мы играли на поле спартаковской Академии и победили 6:0. Я вышел на замену на 54 минуте при счете 4:0.

- В 2015 году ты дебютировал в основной команде, выйдя на замену в кубковой встрече со «СКА-Энергией». Расскажи об этой игре?
- Поскольку сезон уже был в разгаре, а в Хабаровск, сами знаете, лететь 8 часов, тренер решил, что лучше поберечь футболистов основного состава и делегировать на выезд молодежь и тех, кто имеет мало игровой практики. Мы прилетели в Хабаровск ночью по нашему времени и утром по местному. Приехали в отель, позавтракали и, закрыв все шторы, легли спать. Конечно, на поле нам было очень тяжело, просто не понимали, что происходит. В итоге, один мяч нам забили после ошибки – ввода мяча из аута, наш гол не засчитали, а на последних минутах Базелюк удвоил счет. Я провел на поле 53 минуте, а заменил меня, как раз Ахметов.

- «Рубин» обыгрывал такие гранды, как «Барселона», «Тоттенхэм», «Интер». Удалось побывать хоть на каком-то из этих знаковых матчей?
- Мы подавали мячи. Сначала были болл-боями на играх дубля, затем выводили команды на поле, а впоследствии уже привлекались к матчам основной команды. На сборах с «Оренбургом» был забавный случай: я подошел к Вадиму Афонину и сказал: «Знаешь, а я, когда был маленьким, подавал тебе мячи» (смеется). А возвращаясь к вашему вопросу, я был болл-боем на матче с «Интером», и друг мне даже достал шорты Станковича, они лежат у меня где-то дома. Такие же функции мы исполняли и на встрече с «Барсой». Так что всю атмосферу стадиона я видел изнутри.

- Тебе удалось поработать с Курбаном Бердыевым?
- Нет, как раз когда мы подписывали контракты с дублем, в основной команде поменялись весь тренерский штаб и руководство. Его помощник Иван Альбертович Данильянц был у нас директором Академии, поэтому Курбан Бекиевич знал все процессы и часто приходил к нам на тренировки.

- Сейчас все приходят в восторг от Академии «Краснодара». Что представляет собой Академия «Рубина»?
- Считаю, что она также достаточно хорошего уровня. Во-первых, сейчас в основу стали подтягивать своих воспитанников. Возможно, конечно, это связано с тем, что на казанцев давит нынешнее финансовое положение. Но, главное, что эти ребята выходят на поле, обыгрывают «Зенит» и «Ахмат», борются с лидерами на равных. Во-вторых, построен отличный интернат: у нас были свои преподаватели, хорошие условия для обучения и проживания. Кроме того, на территории Академии есть искусственные и натуральные поля, маленькая арена, на которой «Рубин» проводил матчи Лиги Европы. Так что не думаю, что воспитанникам есть, на что жаловаться, там очень здорово.

- Но ты, как мы понимаем, жил с родителями, а не в интернате?
- Получалось по-разному. Мы приходили в школу к 7:30, в 8 начинались занятия. Мы учились три урока, тренировались, потом был перекус, затем еще три урока, сон и вечерняя тренировка. Так что порой я ночевал в интернате, чтобы было больше свободного времени.

- Ты провел в «Рубине» четыре сезона. Оглядываясь назад, понимаешь, почему не удалось закрепиться в основной команде?
- На самом деле, тут есть один момент: как я уже сказал, когда мы выпускались, сменилось руководство, и не в лучшую для нас сторону. Если бы остались те люди, которые подводили нас к первой команде – Ринат Билялетдинов, Дмитрий Кузнецов, Валерий Чалый все могло сложиться иначе. То есть не было такого, что нас попросили уйти. Нет, мне и еще одному парню предложили контракты, но подписывать их было не совсем перспективно. Пришел испанский тренер, было много иностранных футболистов. Конечно, можно было бы подписать новое соглашение и уйти в аренду, но не очень устраивали его условия: нам предложили контракт на пять лет, то есть я до сих пор бы числился в «Рубине». Это слишком долго.

Поехал в Латвию, чтобы «обнулилась» компенсация

Миронов сборная.jpg

Андрей Миронов в составе юношеской сборной России


- Что было дальше?
- Мы с моим лучшим другом ушли в «КАМАЗ». Прошли просмотр, выиграли в составе команды межсезонный турнир среди клубов ПФЛ. Нам сказали, что нас подписывают. Я приехал домой, стал собирать вещи, вдруг звонок: «Рубин» просит за вас сумасшедшую компенсацию». А какой смысл клубу низшей Лиги платить компенсацию, если эти деньги можно потратить на зарплату? И мы уехали играть в Латвию.

- Мы правильно понимаем: чтобы избежать компенсации?
- Да, если ты уезжаешь заграницу в клуб четвертой категории, то, грубо говоря, «обнуляешься». Мы так и сделали, поиграли там три месяца, затем я поехал на просмотр в клуб высшей Лиги Латвии из Лиепая. Меня готовы были там оставить, и я сам этого хотел: маленький уютный город, молодая команда, хороший тренер-грузин, который не пытался докричаться до игроков, как делают у нас в России, а носил с собой микрофон и колонку (смеется). И мне было приятно, что он был во мне заинтересован. Но когда я приехал в Казань на учебу, позвонил агент и сказал, что еще есть возможность поехать на просмотр в «Оренбург». А, как вы понимаете, уровень нашей ФНЛ все-таки выше чемпионата Латвии. Я прошел с ними сбор, подписал контракт, и мне поначалу было очень тяжело. В «Оренбурге» была возрастная команда, у ребят дети были практически моего возраста, так что выдержать конкуренцию было непросто. Плюс меня заявили буквально в последний день трансферного окна, и я пропустил две первые игры. Затем произошла смена тренера, команду возглавил Владимир Федотов, и шансов заиграть в ФНЛ у меня практически не было. Я выступал в ПФЛ за «Оренбург-2», а перед зимней паузой в матче с «Мордовией» Шоркина порвал заднюю поверхность бедра. Как-то все навалилось: травма, неопределенность, потому что играешь то за одну команду, то за другую, условия, ведь приходилось ездить по 10-12 часов на автобусе, чтобы провести матч ПФЛ. В итоге, под конец сезона я сказал, что хочу уйти в аренду.

- Во времена «Рубина» ты привлекался в юношескую сборную России, за которую провел четыре матча и даже забил мяч в ворота Северной Ирландии. Расскажи об этой команде.
- Когда мы играли по юношам, у меня, на самом деле, много, что получалось. И Даев хотел вызвать меня в сборную, но я как раз получил травму мениска. Я поехал поддержать команду на турнир в Тольятти, пообщался с тренерским штабом, который сказал мне не переживать и спокойно восстанавливаться. Затем меня вызвали на турнир в Шотландию, но после травмы я был не в лучшей форме, и очень долго не привлекался под знамена сборной. Потом пошла удачная полоса, когда мы с командой 1997 года начали выигрывать все турниры, возить соперников, я снова получил приглашение. Был забавный момент: я сидел дома, играл в приставку, позвонил тренер и сказал, что я еду на турнир в Минск. Мы его выиграли, затем отборочные матчи проводились в Казани, но в финальную часть мы отобраться не смогли. Потом были товарищеские матчи в Химках с Англией, а следом за ними – моя вторая травма мениска. После нее я тоже смог вернуться в сборную, играл в квалификационных матчах в Сочи, мы прошли во второй раунд, но там заняли только третье место.

- В твои 22 года ты имеешь за плечами уже немало серьезных травм…
- Два мениска, плюс долго мучился со спиной. Защемлялся нерв, не давал бегать. После первой травмы я потерял много времени, потому что только спустя четыре месяца, когда я уже начал самостоятельно ходить, мне сделали операцию. Морально было очень тяжело, восстановление от второго мениска прошло гораздо легче и спокойнее.

С пониманием относимся к скандированиям болельщиков

Миронов_Торпедо.jpg

Андрей Миронов благодарит болельщиков после матча с Липецком


- Напомни читателям: как в августе прошлого года стал возможен вариант с «Торпедо»?
- Сначала я поехал на просмотр в «Урожай». Там собралась хорошая команда, которую возглавил Владимир Газзаев, нам уже выдали на руки контракты, но затем начались какие-то проблемы с РФС из-за долгов. В итоге, сначала ушел Газзаев, а за ним уехали еще 18 человек. Тогда оставалось всего 3 дня до начала Первенства.

Затем я тренировался с молодежкой «Рубина», позвонил агент, сказал покупать билет в Москву и отправляться на просмотр в «Торпедо». Я приехал, начал тренироваться, сыграл двухсторонку, по итогам которой мне предложили контракт.

- Ты что-нибудь знал о клубе до того, как сюда перейти?
- Конечно, слышал про Эдуарда Стрельцова, победы «Торпедо» в Советское время. Я понимал, куда иду: в великий клуб с большой историей. 

- Мы уже говорили о том, что во время зимних сборов тебе поменяли амплуа. Удалось освоиться на новой позиции?
- Конечно, где бы ты не играл, ты прекрасно знаешь, что должен делать на поле защитник, полузащитник, нападающий. Понятно, что все равно нужно время на адаптацию, но сейчас я уже чувствую себя гораздо увереннее.

- Многим болельщикам не дает покоя вопрос: что происходит с командой в весенней части Первенства? Почему с таким трудом даются голы и очки?
- Не всегда все бывает так гладко, как хотелось бы. Возможно, где-то не везет или имеет место спад. Безусловно, давит груз ответственности. И великие команды проигрывают, посмотрите на клубы-лидеры других групп ПФЛ, все тоже оступались. Такое бывает, нужно просто сделать из поражения выводы и идти дальше к своей цели.

- Вы обсуждали сложившуюся ситуацию внутри коллектива? Пришли к какому-то выводу?
- Давайте, то, что происходит в команде, останется в ней.

- Возможно, на футболистов действительно давила серия без поражений?
- Конечно, все понимали, что у нас нет права на ошибку, груз ответственности давит. И против нас все выходят так, как будто в последний раз играют, хотят доказать свою состоятельность.

- Болельщики скандируют: «ФНЛ или смерть». Как в команде относятся к столь категоричным высказываниям?
- Болельщиков тоже можно понять: они хотят, чтобы «Торпедо» двигалось только вперед, выступало на высоком уровне. Мы тоже это осознаем, и сделаем все возможное, чтобы выйти в ФНЛ.

- Каково, в целом, твое мнение о нашей торсиде?
- На самом деле, мало, в каких клубах болельщики так ответственно подходят к своей роли. Такая поддержка завораживает и очень приятна. Я, конечно, играл в командах, на которые ходили много зрителей, но здесь все как-то по-другому.

- Мы общаемся в преддверии матча с «Ротором-2». Поделись ожиданиями от предстоящей игры?
- Победа. Только победа. Все, коротко и ясно (улыбается).

- Знаем, что к тебе в Москву переехала жена Карина и помним, что вы вместе уже пять лет. Чем она занимается?
- Недавно жена окончила Казанский федеральный университет по специальности «Управление персоналом». Сейчас она, по мере возможности, работает, но, поскольку я часто переезжаю, делать это на постоянной основе тяжело. На самом деле, это в большей степени моя инициатива, чтобы Карина не работала. Мне хочется приходить домой и проводить время с ней.

- Как вы отдыхаете?
- Если честно, Москва отнимает очень много сил. Я прихожу домой после тренировки, и днем мы ложимся спать. В остальном, можем прогуляться, сходить в кино, много времени проводим с Артемом Селюковым и его девушкой Лилией.

- Еще, как ты сказал, тебе нравится играть в приставку.
- (Смеется) Да, бывает вечером, хочется иногда немного отвлечься. В основном, нравятся онлайн-шутеры. Сейчас рубимся с Рагимом Садыховым: созваниваемся и из дома играем в приставку.

- У нас в команде есть ребята, которые не смотрят футбол в свободное время. А ты?
- До поры, до времени, кстати, так и было. Когда был маленький, особенно не было времени смотреть трансляции матчей. Первый чемпионат, который я увидел от и до – Мундиаль в России. После этого стал следить за топ-лигами. Отечественным футболом особо не интересуюсь.

- Что, даже матчами с участием «Рубина»?
- Если говорить о казанцах, то смотрю обзоры игр, читаю все новости. То есть из их группы во «Вконтакте» я не выходил. Там все родное, поэтому слежу как за «Рубином», так и за «Оренбургом».

- О чем ты мечтаешь?
- На данный момент, понятное дело, выйти в ФНЛ. А дальше – двигаться дальше, чтобы уровень футбольного развития не падал, а только рос. Это самое главное для футболиста.

- Олег Калугин обещал сбрить бороду, если команда выйдет в ФНЛ. А на что готов ты?
- (Смеется) А почему раньше таких вопросов ребятам не было? Я спокойно побреюсь налысо, только меня жена убьет. Но ради выхода в ФНЛ я готов пойти на эту жертву!


Фото
Наши партнеры
Партнеры Олимп - Первенства ФНЛ